0

Рыба камень ядовитая

Яд

Бородавчатка в Пражском морском аквариуме

На её спинной части выстроен ряд шипов, которые выпускают ядовитый токсин. Это наиболее опасная из известных ядовитых рыб, и её яд причиняет сильнейшую боль с возможным шоком, параличом и отмиранием тканей в зависимости от глубины проникновения. При малейшем раздражении бородавчатка поднимает колючки спинного плавника; острые и прочные, они легко протыкают обувь человека, случайно наступившего на рыбу, и проникают глубоко в ногу. При глубоком проникновении укол может стать смертельным для человека, если ему не будет оказана медицинская помощь в течение нескольких часов. В случае попадания яда внутрь в зависимости от глубины проникновения накладывают прочную стягивающую перевязку либо кровоостанавливающий жгут, который располагают между раной и ближайшим изгибом. Если колючка попала в крупный кровеносный сосуд, смерть может наступить через 2—3 ч. Выжившие иногда болеют месяцами.

Яд состоит из смеси белков, в том числе гемолитического стонустоксина, нейротоксина и кардиоактивного кардиолептина. Поскольку яд основан на белке, он может быть денатурирован прикладыванием очень горячего компресса к месту ранения. Некоторое облегчение можно получить при обрабатывании раны местным анестетиком. Однако это только временная мера для уменьшения боли и шока. Медицинская помощь должна быть оказана как можно скорее. Обычно выжившие жертвы страдают локальным повреждением нерва, иногда приводящим к атрофии присоединенных мускульных тканей.

В Энциклопедии Брокгауза и Эфрона есть следующая информация:

Средством против яда бородавчатки служит перетолченная и высушенная на огне смесь листьев и плодов Convolvulus brasiliensis с листьями Thespesia populnea; эту массу кладут на пораненное место.

Камни на дне озёр, болот и морей

Не думайте, что камни можно находить только в горах, каменоломнях и на рудниках и что их нет на дне озер, болот и морей. Если минералом называть только твердый плотный камень, который образует целые скалы и горы, то, может быть, такого камня мы здесь не найдем. Но если мы назовем минералом или минеральным образованием всякую часть неживой природы, которая образуется при самых разнообразных условиях, хотя бы на дне озера или болота, то и здесь минералогу можно собрать обильную жатву.

Как-то раз, помню, мне пришлось ехать в дачном поезде в окрестностях Москвы. Вдруг я увидел в канавах, которые рыли на болоте, синюю полоску, — ярко-синяя земля выбрасывалась лопатами рабочих, а вокруг вырытой канавы всё сверкало синим цветом. Должен сознаться, что почти кубарем вылетел я на первой же станции, помчался назад вдоль полотна и стал присматриваться к необычайному минералу. Действительно, болото почти заросло, отмершие растения образовали плотный бурый войлок, который мы называем торфом, а в нем залегала аккуратная прослоечка синей земли. Позже, когда я вернулся домой с обильным грузом синего камня, я узнал из книг, что этот минерал был вивианитом, фосфорнокислой солью железа, и что его образование связано с разрушением органического вещества растений и животных. По мере того как отмирает болото, в нем образуется торф и вивианит, и оба они возникают на наших глазах. Иногда они накапливаются в таких количествах, что торф превращается в запас ценнейшего топлива, а вивианит можно использовать как синюю краску или как удобрение.

Но не только в болотах на наших глазах растут минералы. Каждую весну вешние воды стекают в огромном количестве в озера и моря, и в этих буроватых водах вместе с массами бурого органического вещества уносится много железа и других металлов. На дне озера эти вещества начинают медленно оседать, как оседает муть в стакане, и черно-бурые корочки покрывают не только камни и скалы, но и остатки растений и крупинки песка. Медленно перекатываются у берегов эти песчинки с нарастающими на них черными корочками. Из маленьких черных точек в течение сотен лет вырастают целые горошины, которые усеивают дно северных озер Карелии. Медленно и постепенно, не без помощи мельчайших микроорганизмов, идет рост этих железистых скоплений, и из ничтожных долей железа, растворенных весенними водами, рождаются целые залежи прекрасной железной руды.

Но еще более замечательны такие же железистые скопления на больших глубинах, на дне морей — в Финском заливе, в Белом море и особенно в Ледовитом океане. Наши рыболовные суда, опуская на дно особые инструменты — драги, иногда достают с глубин такие железистые скопления (как говорят, конкреции — стяжения) величиною с ладонь. Обычно они довольно плоски и отлагаются вокруг разных камешков и обломков скал. Нередко они сплошь усеивают дно морей то небольшими бурыми пятачками, то как бы лепешками, и поэтому наши исследователи говорят, что дно северных морей является замечательнейшим в мире железным рудником.

За последние годы ученые стали очень внимательно изучать дно больших океанов. Оказалось, что там идет образование самых разнообразных минералов то в илистой тине, полужидкой грязи, то в более отвердевших частях морского дна. Сюда падают обломки раковин и скелеты животных, здесь, в абсолютном мраке глубин, из остатков организмов создаются новые диковинные камни. Одни накапливаются там, где массами умирают рыбы от столкновения холодных и теплых морских течений; другие растут из обломков белых ракушек; третьи вырастают из нежных иголочек опала умерших радиолярий. В мраке и тишине морских глубин идет своя медленная работа, и из умирающих животных и растений рождаются новые камни, новые мертвые образования земли.

Александр Евгеньевич Ферсман, Занимательная минералогия.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *